Талантливый руководитель – это, прежде всего, личность

14.09.2018 Аржаков красноармеец -1926.jpgКрестьянский парень из Подмосковья, самородок, которыми всегда была богата Россия. Высококлассный специалист и талантливый руководитель, чьи заслуги перед страной отмечены высокими государственными наградами. Михаил Петрович был удостоен и главной награды: искренней благодарности и признательности коллектива, которым он так гордился и для которого столь много сделал.
Родился М.П. Аржаков в 1903 году в селе Борисове (ныне Можайского района Московской области), в бедной крестьянской семье. Он был младшим из трёх сыновей. Когда Мише исполнилось два года, умер его отец. Мать была вынуждена уехать в Москву на заработки, а детей оставить бездетной сестре. Шура (так называли её все односельчане) заменила Мише мать, и он через всю жизнь пронёс благодарность к ней. Когда пришла пора заводить семью, поклялся первенца обязательно назвать в честь Александры, благо имя универсальное, подойдёт и мальчику и девочке. И старшую дочь действительно назвал Шурочкой.
Начальную школу Михаил окончил в родном селе. Подростком приехал в Москву, поступил в ФЗУ. В 1926 году Михаила Аржакова призвали в армию. После службы он был направлен на работу на завод «Союз-Золото» литейщиком. На этом предприятии переплавляли церковную утварь из золота и серебра.
Тогда и встретил он свою любовь на всю жизнь – Любочку, Любовь Павловну. И уже вскоре стал семейным человеком.
Без отрыва от производства Аржаков закончил вечернее отделение рабфака и поступил на учебу в Институт цветных металлов и золота.
Аржаков с женой и дочерью.jpgПервым местом работы молодого специалиста стал московский радиаторный завод №34, который обеспечивал теплообменниками все изготавливаемые в СССР самолёты. На этом заводе он прошёл путь от инженера до директора предприятия. Однако его карьера могла трагически прерваться уже в самом начале. В 1933–1934 годах в составе группы советских специалистов Михаил Аржаков проходил полугодовую стажировку на американской фирме Wright Company (в настоящее время Curtiss-Wright Corporation), затем изучал передовой опыт производства радиаторов в загранкомандировке в Германии. В те времена такого факта биографии было вполне достаточно как для карьерного взлёта, так и для расстрельного приговора. Все товарищи Михаила по этим командировкам впоследствии были арестованы. Аржаков чудом избежал этой участи. В 1940 году за успехи в выпуске авиационной техники М.П. Аржаков был награждён орденом Трудового Красного Знамени.
А потом была Великая Отечественная. В первые месяцы войны, когда фашисты бомбили Москву, досталось и заводу. В октябре вышел приказ Наркомата авиапромышленности о демонтаже оборудования и эвакуации 34-го в город Троицк Челябинской области. В ноябре 1941 года первый эшелон с заводским оборудованием и людьми прибыл в Троицк. Начиная работать в суровых условиях зимы 1941-го, в неприспособленных для производства помещениях пивоваренного завода, в конюшнях и клиниках ветинститута, москвичи уже 5 декабря отправили на Пермский авиационный завод 43 радиатора. В эвакуации Аржакову доверили руководить заводом, и он блестяще с этой работой справился. Уже в первые шесть месяцев 1942 года предприятие выпустило 6833 масляных радиатора для фронтовой авиации. В 1943 году самоотверженный труд М.П. Аржакова был отмечен вторым орденом Трудового Красного Знамени, а в 1945 году директор завода №34 был награждён орденом Отечественной войны I степени.
В мае 1950 года, после окончания Академии авиационной промышленности СССР, Аржаков был направлен на завод №455. Начинать свою деятельность ему пришлось с реконструкции производственных площадей.
Тогда же, в конце 1950 года, Аржаков принял решение о создании серийного производства товаров народного потребления. До этого момента на заводе небольшими партиями производилась металлическая посуда и другие изделия из металла. К 1953 году был разработан и запущен в серию чайно-кофейный сервиз, позже удостоенный Государственного знака качества. Впоследствии цех товаров народного потребления выпускал гладильные машины, бытовые обогреватели, теннисные и бадминтонные ракетки, электродвигатели, замки повышенной надёжности и многое другое.
В 1953–1955 годах продолжалось развитие предприятия и его социальной инфраструктуры. Был создан цех окончательной сборки, образована контрольно-испытательная станция (КИС). К 1955 году, после выполнения заказа на изготовление турельных установок с автоматическим наведением для бомбардировщиков Мясищева, предприятие становится одним из основных поставщиков вооружений для авиации.
Под социальной инфраструктурой в данном случае подразумевался целый жилой микрорайон, построенный заводом в восточной части города. Ведь поначалу жилья у рабочих не было. Многие ездили на работу из Москвы. В городе был всего один многоэтажный дом. Основная же тогдашняя застройка – развалюхи-двухэтажки, в которые в те времена даже электричество подавалось по графику, на несколько часов в день. На их месте и выросли новые жилые Слева направо В.К. Коккинаки М.П. Аржаков Н.С. Жучков.jpgкварталы для заводчан, были также построены больница, детские сады.
Тому, что в советские времена называлось объектами соцкультбыта, директор Аржаков уделял не меньшее внимание, чем производственным вопросам, справедливо полагая, что люди, выпускающие уникальную продукцию, должны жить в комфортных домах, иметь все условия для полноценного отдыха, а у их детей должны быть все условия для гармоничного развития. Он сам отбирал проект для заводского профилактория, сам подбирал место для заводских пионерских лагерей в Анапе и Подмосковье. И был момент, когда известный «закон» о наказуемости инициативы сработал и в отношении него. Аржаков, как повелось, самолично отбирал проект заводского ДК, в итоге в тогдашнем Костине выросло величественное здание с колоннами, которым и сегодня гордятся горожане. Но это был тот период, когда официальные власти вышли на очередной виток борьбы с «буржуазностью», к коей они относили и «архитектурные излишества» в виде колонн, украшавших здание ДК. Таким образом, для Аржакова его выбор обернулся выговором, который тот воспринял как нечто само собой разумеющееся. Он тогда даже сказал: «Я горжусь этим выговором» – дело-то было сделано! Дело – для людей, которых он так ценил и которые платили ему уважением и доверием.
К слову, всего у Аржакова было шесть выговоров – министерских, а также от ЦК КПСС и от Московского горкома партии. И все – за то, что, стараясь сделать для своего завода и его работников как можно больше и как можно быстрее, порой пренебрегал формальной стороной дела, бюрократическими требованиями, беря на себя всю полноту ответственности за принимаемые решения.
Строительство цеха пластмасс было ударной стройкой того времени – цех был возведён в течение года. Перед завершением строительства на завод нагрянула комиссия министерства. Какой-то «доброжелатель» направил в МАП письмо. Комиссия приезжала разбираться, зачем и на какие средства был построен цех. За это Михаил Петрович получил выговор, так как строительство не было согласовано с вышестоящей организацией. М.П. Аржаков спокойно отреагировал на это, понимая, что через год выговор с него снимут, а цех останется на заводе и будет выпускать необходимую продукцию.
Гораздо больше директора Аржакова заботил профессиональный потенциал коллектива предприятия.
Когда Михаил Петрович пришёл на завод, только три его работника имели высшее образование. А уже с 1956 года предприятие начало серийное производство управляемых авиационных ракет класса «воздух-воздух». Понятно, что новая продукция требовала привлечения квалифицированных специалистов.
Коллектив завода пополнялся выпускниками Днепропетровского государственного университета и авиационных институтов. Но Аржаков старался растить квалифицированные кадры и из заводской молодёжи. При заводе был открыт вечерний авиационный техникум, в 1959 году на базе предприятия был создан филиал Всесоюзного заочного политехнического института. Как рассказывают ветераны завода, Михаил Петрович очень серьёзно относился к подбору кадров. Например, при назначении на должность начальников цеха и мастеров директор сам проводил собеседование с кандидатом.
Аржаков знал по именам всех рабочих, заботился о людях, и они это чувствовали и платили ему преданностью. Коллектив завода активно участвовал во всесоюзном соревновании, многократно занимал призовые места и был одним из лучших среди предприятий главка и МАП. Кроме того, соревновались с другими заводами – Киевским им. Артёма, Дубнинским и Жуковским машиностроительными. Это способствовало обмену опытом, внедрению новых форм работы, передовых технологий. Инициатором этого соревнования стал М.П. Аржаков. Он всегда приветствовал то, что способствовало успехам завода. Руководство работало слаженно, решая общие задачи. Было законом не уходить с завода, если не выполнил задание. Каждый руководитель на своём месте был ответствен за общее дело. Директор приезжал на завод раньше всех, нередко он вставал у проходной просто для того, чтобы поздороваться с идущими на работу людьми – рядовыми рабочими, инженерами, мастерами. Утро у него начиналось с обхода цехов, и к началу ежедневной оперативки он уже был в деталях осведомлён о ситуации в каждом цехе. Разбираясь в проблемных вопросах, он никогда никому не устраивал разносов. Но умел поговорить с провинившимся так, что человек уходил от него с желанием исправить ошибку и работать лучше. В результате вокруг Аржакова сплотилась команда высококлассных специалистов – инженеров, конструкторов, управленцев, на каждого из которых он мог положиться. Михаил Петрович имел подход к людям – с ним охотно делились идеями, предложениями. Много и охотно хвалил, возникающее напряжение умел разрядить шуткой. И между подразделениями завода не было соперничества и перетягивания одеяла на себя: если вдруг случался форс-мажор, когда какому-то из цехов приходилось брать на себя дополнительный объём работы, чтобы чуть-чуть разгрузить соседний, у которого случилась запарка, это делалось без конфликтов и взаимных претензий.
Аржаков Андреев ЮН и Торбин НА.jpgСегодня это назвали бы эффективным менеджментом, формированием корпоративной культуры. А тогда заводчане, не задумываясь о мудрёных формулировках, просто любили своего директора. И шли вместе с ним по пути развития предприятия, освоения новых видов высокотехнологичной продукции. За десять лет – с 1960 по 1969 год – завод значительно расширился, активно внедрялись новые методы и самые передовые технологии. Были построены учебный корпус, цех пластмасс, создана химико-технологическая лаборатория, закончилась реконструкция литейного цеха. Во многом благодаря настойчивости директора Аржакова, убеждавшего руководство Минавиапрома в том, что увеличивающийся объём работ по созданию управляемых ракет требует качественного расширения конструкторской базы. В мае 1957 года на базе серийного конструкторского отдела завода было образовано конструкторское бюро, а в марте 1966 года – ОКБ. Год спустя руководители завода и КБ во главе с Михаилом Аржаковым инициировали строительство собственного испытательного центра. Эффективному руководству М.П. Аржакова завод во многом обязан получением в 1970 году Флага трудовой славы, а в 1972 году – звания «Предприятие высокой культуры производства». До награждения завода в 1981 году орденом Трудового Красного Знамени Аржаков не дожил. Сам он, помимо трёх орденов, полученных в довоенные и военные годы, был награждён орденами Ленина, Красной Звезды и Октябрьской Революции, в 1973 году удостоен Государственной премии СССР («За создание ракеты Р-40»). Вклад М.П. Аржакова в становление и развитие предприятия огромен, поэтому в коллективе чтят его память. В корпорации учреждена премия имени М.П. Аржакова и памятная медаль «100 лет М.П. Аржакову». Его именем названа одна из улиц города Королёва.



Возврат к списку