Страницы памяти листая

27.04.2019 DSC_6558.JPGВ истории разных стран случались периоды, когда государственная власть по каким-то соображениям – прагматическим или идеологическим – начинала воспринимать часть своего населения либо как прямых врагов, либо как лишних, «ненужных». В России по мнению историков число репрессированных в период с 1921 по 1953 год составляет около 5,5 млн человек. В этом миллионом списке есть и Елена Николаевна Кукушкина, которая более 60 лет проживает в Королёве.
В истории разных стран случались периоды, когда государственная власть по каким-то соображениям – прагматическим или идеологическим – начинала воспринимать часть своего населения либо как прямых врагов, либо как лишних, «ненужных». В России по мнению историков число репрессированных в период с 1921 по 1953 год составляет около 5,5 млн человек. В этом миллионом списке есть и Елена Николаевна Кукушкина, которая более 60 лет проживает в Королёве.
Елена Кукушкина родилась 27 апреля 1924 года в г. Юрьеве-Польском Владимирской облас-ти. Её родители – Николай Степанович и Антонина Алексеевна Кукушкины были из семей зажиточных крестьян, жили неплохо, много работали.
В 1892 году отец унаследовал скобяную лавку, надеялся построить большую и счастливую семью. Елена Николаевна вспоминает об этом так.
– Скобяную лавку отец получил от своего отца. В основном он торговал замазкой, вожжами для лошадей, хомутами и так далее. У папы и мамы были большие семьи, которые поддерживали нас как могли.
У Елены были две старших сестры – Надежда и Екатерина. Девочки имели свой спортивный уголок с полным набором гимнастических снарядов: лыжи, коньки, санки. В семье старались поддерживать высокий культурный уровень, вечерами читали стихи и сказки. В 1928 году семейное счастье закончилось. Их причислили к разряду «кулаков» и конфисковали всё имущество – дом, скобяную лавку, а также бесцеремонно увезли посуду и книги.
– Отец с мамой предполагали, что нас могут «раскулачить», такая участь коснулась многих, но они никак не ожидали, что заберут всё. В итоге мы остались в чём были. Вдобавок ко всему родителей лишили гражданских прав, а на официальную работу «лишенцев» не брали. В поисках заработка папа уехал в Москву к родственникам, которые помогли ему устроиться столяром. Мы с мамой и сёстрами переехали жить к бабушке в частный дом, куда позднее съехались мамины сёстры, и жить стало очень тесно. Тогда мама устроилась работать в училище уборщицей, и нам дали комнату, в которой мы жили до самой войны. Также мама ходила на подённые работы: плела в совхозе маты, зимой на станции расчищала снег. Ей помогала старшая сестра. Добытый хлеб делился поровну на вечер и утро. Мы очень непросто переживали это время, много голодали. Помню, как меня не хотели брать в первый класс, называя «дочерью врага народа». К счастью, через дом от нас жила учительница с двумя маленькими дочками. Она не успевала с ними справляться и взяла меня в няньки. Мне тогда было не больше шести лет. Пока я проводила время с девочками, меня ещё и кормили. А после того как укладывали их спать, эта учительница подготавливала меня к школе, обучала чтению и грамоте. Спустя три года, она взяла меня к себе в 3 класс.
В 1931 году на имя Антонины Алексеевны пришло извещение из Красного Креста: «Вашего мужа с 30.01.1931 нет в живых». Как потом выяснилось, он оказался
в числе репрессированных и расстрелянных.
– В бригаду, в которой работал отец, подослали провокатора. Однажды, в обеденный перерыв среди работников зашёл разговор о политическом режиме, о Сталине, и один провокатор высказался, что расстрелял бы его. А папа добавил, что готов дать денег на пистолет. Их обоих арестовали, судили и отца приговорили к расстрелу, а провокатора в итоге отпустили. О судьбе отца я узнала в 1990 году из газеты «Советская Россия». Мамы на тот момент уже в живых не было. Она не рассказывала о том, что с ним произошло, говорила, что он умер от воспаления лёгких. Я часто спрашивала её, почему мы не можем съездить к нему на могилу, но после этих расспросов она каждый раз начинала плакать. Потом я просто перестала задавать эти вопросы.
Маленькая Лена не понимала, почему всё так переменилось. Куда делся отец и почему его называют врагом, а её обидным прозвищем «лишенка»?
– Когда мы жили в Юрьеве у бабушки, соседские дети дразнили нас, называли «лишенцами». Со мной тогда никто не водился, я всегда была одна. Игрушек у меня особо не было, кроме нескольких тряпичных кукол, сшитых бабушкой. По соседству жила одна женщина, у которой было много детей, а её муж и старший сын были пастухами. Они получали много хлеба и картошки. Эта соседка, если видела меня гуляющую одну, забирала к себе. Мама упрекала её, зачем меня брать, если у самой семья из 9 человек. А она отвечала: «Где девять, там и десятому найдётся место». Вот она меня приведёт к себе, поставит чугун картошки на стол, какие-то овощи и подкармливает меня. А остальные соседи не разрешали своим детям даже разговаривать с нами.
001.jpgПосле окончания семилетки Елена мечтала выучиться на учительницу, но в 1941 году началась война, и здание педучилища отошло под госпиталь, а все документы передали в Ивановское ремесленное училище. Там Елена Кукушкина должна была обучаться на телеграфиста-морзиста, но оказалось, что группа уже сформирована и ей пришлось осваивать профессию слесаря-инструментальщика. Через несколько месяцев Елену Николаевну по распределению направили в «Кольчугинский металлургический завод». Там слесари были не нужны, и ей пришлось переучиваться на волочильщицу труб. На заводе она проработала год, после чего вернулась домой, так как завод эвакуировали. В Юрьеве-Польском развернулся оперативный тыл на базе обозохозяйственной мастерской Западного фронта, куда Елена завербовалась как вольнонаёмная. Перед новым годом служащие, которые приезжали в часть за инвентарём, проводили со всеми беседы о положении дел на фронте. В это время Елена приняла решение пойти на фронт.
– Мы с подругой собрали свои вещи, сообщили на работе о своём решении, и нас сразу отправили на фронт, а там уже определили в 7 запасной женский полк. Служба началась с дежурства по бараку, параллельно нас обучали на дальномерщиков. Нашей задачей было определить дальность до самолёта, его тип и скорость. Когда нам выдали форму, нас зачислили в 1271 полк. Пока полк находился на территории России, обстреливали и бомбили часто. А когда перешли на территорию Польши и Германии, мы стали прикрывать пехоту и вели огонь по танкам и немецкой пехоте, всё время были на передовой. Мы всегда выезжали куда-то на возвышенность, так как зенитки стреляли только по прямой наводке. Обстреливали танки, пехоту, разрушали штабы и орудийные склады.
Смоленск, Восточная Пруссия, Польша – такой славный путь до Берлина проделал 1271 полк, с которым прошла солдат зенитно-артиллерийского полка Елена Кукушкина.
– Первое время на фронте было очень страшно. Я помню своё первое боевое крещение. Наш полк проходил просматриваемый немцами участок, по которому они вели прицельный огонь. Мы форсировали реку, а так как мост был разрушен, мы ставили понтонные мосты, по которым переправляли машины, а сами прятались в воронках от взрывов. Мне было очень страшно, я затаилась в этой воронке и не могла пошевелиться. В это время почти все солдаты перебрались на другой берег, только подниму голову, а тут пули свистят. Я слышу, как командир батареи ходит и спрашивает, на месте ли все. Меня не нашли и тогда один солдат побежал меня искать. Нашёл, схватил за руку и волоком потащил до машины. Это был самый страшный момент в жизни – ощущение, что в любую секунду следующая пуля пробьёт сердце. Спустя какое-то время на фронте страх куда-то ушёл. Невозможно постоянно бояться смерти, иначе можно просто сойти с ума. Отвлечься помогали обыденные вещи: редкие разговоры с подругой по рации, с однополчанами. Нас ведь было всего три девушки на батарее. Одна телефонистка, вторая связистка и я – дальномерщик. Самолётов уже было мало и мне приходилось помогать телефонистке исправлять линию передач, учиться обращаться с рацией. В какой-то момент телефонистку отправили домой, радистку перевели в штаб, и я осталась одна. Однажды мы подъезжали к городу на территории Германии, в котором уже не было немцев. Тогда командир батареи принял решение занять его, а после осознал, что у лётчиков могло быть задание его разбомбить. Радиста у нас не было и мне приказали попробовать связаться со штабом. Мне помогли протянуть антенну, и я сумела наладить связь по радио. Потом говорили, что ещё бы пять минут, и если бы я не успела всё настроить, то город разбомбили бы вместе с нами. За это меня наградили медалью «За отвагу».
После войны в Юрьеве-Польском работать было негде, ситуацию также омрачал дефицит продуктов. К тому времени средняя сестра Екатерина уже вышла замуж за военного и работала в Подлипках на заводе военпредом. В 1954 году Елена Николаевна переехала к ним, устроилась разнорабочей на Завод №88 и жила в их квартире. Когда мужа Екатерины командировали в другую часть, Елена переехала жить в общежитие. Через некоторое время она получила должность старшего кладовщика. В летнее время Елена Николаевна с удовольствием ездила от завода в детский оздоровительный лагерь работать пионервожатой.
– Мне очень нравилось проводить время с детьми. Всё-таки я с детства мечтала быть учительницей и наверное поэтому к обязанностям вожатой подходила со всей ответственностью. Я подготавливала детей к праздникам, соревнованиям, карнавалам, они были полностью под моей ответственностью. В основном вожатыми были студенты пединститутов, которые больше времени уделяли учёбе, чем детям. А я уже не училась, других интересов у меня не было, мне просто нравилось проводить время с детьми. Начальник лагеря всегда приводил мой отряд в пример.
Мирная жизнь была совсем другой. Частые встречи с однополчанами, с подругой, с которой пошли на войну. Мы долго дружили с ней, общались и встречались.
Сейчас у Елены Николаевны большая и крепкая семья, есть сын, внуки и правнуки. Периоды страшных событий, безусловно, оставили отпечаток в судьбе, и не будь их, её жизнь сложилась бы совсем иначе, но… Случилось всё так, а не иначе. Елена Николаевна мужественно преодолела все выпавшие на её долю испытания, доказала, что оставаться человеком можно в любых обстоятельствах, а в сердце всегда найдётся место для добра, любви и подвига.
Елена Николаевна уважаемый человек, фронтовик, кавалер ордена Отечественной войны, медалей «За отвагу», «За боевые заслуги», ветеран труда. Сегодня, 27 апреля она отмечает своё 95-летие.

Редакция «КП» поздравляет Елену Николаевну с замечательным юбилеем. От всей души желаем ей здоровья, активного долголетия, любви и заботы близких, счастья и благополучия!



Возврат к списку